Герман Садулаев: «Новая расовая антропология и революция»

Поскольку человек не может быть определён только как биологический вид, постольку и расы для человека – не то же самое, что породы для домашних животных, а, скорее, подобны видам или даже родам – более высоким уровням в таксономии.


Рассуждения Германа Садулаева на тему создания Новой расы человечества.

1. Мы должны признать, что в нашем мире, на нашей планете, сейчас, одновременно, существует не одно человечество, а несколько человечеств.

2. Это то, что раньше мы называли расами, а теперь стыдливо перестали как-либо называть.

3. Мы должны вернуть понятию «раса» его истинный смысл. «Раса» — значит, порода. Внутри вида домашних собак существуют различные породы: овчарки, доги, лабрадоры, пудели и другие. Породы создаются селекцией, естественной и искусственной, особыми условиями жизни, функциями, изоляцией и так далее. Так же и внутри вида людей (если мы считаем людей одним видом) есть разные породы, или расы, которые вывелись или были выведены под влиянием исторических обстоятельств. Однако для людей понятие расы имеет особый смысл, как мы увидим далее.

4. Нам следует перестать утверждать, что «все люди физиологически (биологически, анатомически, антропологически) одинаковы, различия рас – это различия на уровне культур и цивилизаций».

5. Поскольку то, что мы называем «человеком» — это и есть «культура и цивилизация», таким образом, утверждение, что «люди одинаковые, просто у них культуры разные» — бессмысленно и алогично; это то же самое, что сказать: «люди одинаковые, просто люди разные».

6. И ещё потому, что в человеке «биологическое» неразрывно связано с «культурным», собственно, «антропологическое» — это и есть взаимобуславливающая связь «биологического» и «культурного»; «культурно неодинаковые» люди с необходимостью являются и «физиологически неодинаковыми»; в человеке «культура» и «физиология» вложены друг в друга как бесконечная матрёшка; у «культурно неодинаковых» людей даже наборы ферментов для пищеварения неодинаковые, так как взаимозависимы и взаимообусловлены с «культурой», «образом жизни», «предпочтениями в питании», и так далее.

7. Следует честно признать не только на уровне науки (где этого никто и не отрицает), но и на уровне общественных представлений, господствующей системы идей и ценностей, что расы людей отличаются друг от друга антропологически (то есть, и культурно, и физиологически, культурно-физиологически). Мы разные породы.

8. Раса людей – это более сложное понятие, чем цвет кожи. Нельзя определять расы только цветом кожи. Вероятно, разные расы людей существуют и внутри «одного цвета», так же, как люди разных цветов могут формировать одну расу. Цвет кожи – важный, интересный, исторически значимый «маркер» расы, но не единственный. Расы могут быть определены только в комплексном антропологическом анализе.

9. Едва ли все «белые люди» принадлежат к одной расе. Едва ли «белые арабы» и «белые европейцы» — это одна раса. С другой стороны, в Индии большинство населения, весьма различное по оттенкам кожи, формирует с очевидностью одну расу.

10. При определении расы мы должны принимать во внимание и культуру, и религию, и географию, и образ жизни, которые взаимосвязаны с комплексом физиологических особенностей. На этом пути нас ждут открытия, сминающие прежние стереотипы. В ходе культурно-антропологического анализа вполне может оказаться, что «братья-славяне» из какой-нибудь Черногории относятся к иной, средиземноморской расе, что они близки итальянцам и грекам; зато русские, татары, некоторые народы Кавказа и Севера обладают очевидным расовым единством; и тогда общая историческая судьба, жизнь в одном государстве, предстаёт совсем не случайным обстоятельством.

11. Существует прямая связь и обратная связь. Культура кочевников формирует антропологический комплекс, антропологический комплекс выталкивает расу в образ жизни кочевников, кочевая жизнь подкрепляет и закрепляет комплекс особенностей строения организма и структуры общества, сформированный социально-антропологический тип обуславливает кочевой образ жизни, и так до бесконечности, или до трансформации, с которой раса умирает, или растворяется в другой расе.

12. Поскольку человек не может быть определён только как биологический вид, постольку и расы для человека – не то же самое, что породы для домашних животных, а, скорее, подобны видам или даже родам – более высоким уровням в таксономии.

13. Смешение рас, поэтому, не есть простая де-селекция, размывание пород, формирование «беспородных» особей, как это было бы с собаками; это гибридизация.

14. Поскольку это гибридизация, то действует «закон мула». Отпрыск осла и кобылы, мул, сочетает полезные в хозяйстве качества родителей. Но сам не способен породить похожее на себя потомство. И в каждом поколении необходимо заново получать гибрида.

15. Если мы хотим получить человека, сочетающего в себе полезные способности европейца и индийца, нам надо скрестить европейца с индийцем (физически или культурно, а лучше антропологически: то есть, одновременно физически и культурно). Первое поколение будет нужными нам «мулами». Но второго поколения мулов быть не может.

16. То есть, физиологически потомки европейцев и индийцев весьма успешно могут размножаться. Вот только породу «европейского индийца» или «индийского европейца» они никогда не смогут «автоматически» воспроизвести. Потомки и последователи гибридов не будут гибридами, они примкнут либо к расе европейцев, либо к расе индийцев, либо к третьей расе, а через пару поколений эффект гибридизации будет полностью утрачен.

17. Мы не можем взять полуиндуса/полуевропейца, женить его на полуиндуске/полуевропейке и получить потомство полуиндусов/полуевропейцев. Нет. Потомство гибридов индусов и европейцев будет либо индусами, либо европейцами, либо, пользуясь внезапно образовавшейся свободой, выберет для себя третью, совершенно неочевидную и необусловленную расами родителей идентичность. Например, примет ислам и станет мусульманским. Или, если в России, станет русским.

18. Это очень важный момент, который мы постоянно упускаем из виду. Гибриды не самовоспроизводятся. Гибридизация должна производиться заново в каждом новом поколении (если нам действительно нужны личности, сочетающие качества двух рас).

19. Иногда в результате гибридизации (но не только) возникает новая раса. Одной гибридизации для этого никогда не бывает достаточно. Нужна система селекции, сложный комплекс политических, социальных, культурных, экономических обстоятельств, географическая изоляция или демографическая обособленность и так далее. Так возникла новая раса «латинос»; но далее она затвердела и теперь существует точно так же, как иные расы, и в новой гибридизации даёт только гибридов одного поколения.

20. «Советский человек» — это гибрид, мул, результат скрещивания многих племён и рас с русской основой, под облучающим воздействием коммунистической идеологии. Эта гибридизация не всегда была физиологической (хотя смешанное потомство в СССР не было редкостью), это была антропологическая гибридизация. Советский человек получился весьма интересным, уникальным, почти совершенным, это был действительно «человек нового типа».

21. В какой-то миг показалось, что мы вывели новую расу. А цель коммунистического строительства состояла в этом и только в этом. Ни в чём ином. Как и цель любого иного общественно-политического, или религиозно-политического, или экономического устройства. Цель всегда одна: вывести «подходящую» породу человека.

22. Но это была не раса, а гибриды. Советские селекционеры не учли действия «закона мула». Они полагали, что во втором-третьем поколении «советский человек» начнёт самовоспроизводиться без искусственной гибридизации. Однако гибриды не воспроизводят себя сами. На самом же деле произошёл массовый откат новых поколений к старым идентичностям: рас, подрас и племён, использовавшихся в эксперименте по выращиванию нового человека.

23. Этот откат ужаснул нас самих. Вчера ещё представители «единого советского народа» стали выдирать друг другу кадыки за «независимость» и за контроль над парой селений на той или иной границе.

24. Потому что гибриды не воспроизводят себя сами.

25. Той же самой ошибкой, непониманием действия «закона мула» руководствуется нынешняя Европа. Первое поколение иммигрантов охотно интегрируется, становится полезными «мулами», сочетающими в себе принятие европейских ценностей с неприхотливостью и выносливостью своей «дикарской» природы; это лучшие работники европейских предприятий, военные, служащие, гарантированное будущее Евросоюза. Кажется, что второе поколение будет ещё более «гибридным», но так не бывает. Гибриды не воспроизводятся.

26. Небольшая часть потомков иммигрантов становится «настоящими европейцами» (теряя свои полезные природные качества), а большая часть «возвращается к истокам»; и в Германии оказываются невесть откуда появившиеся арабы, негры, русские – рождённые в Германии, но от этого не менее, а более русские, негры или арабы!

27. Пора понять, что первое поколение не страшно – их можно гибридизировать (не обязательно физически, можно «культурно» — в антропологическом смысле культурная гибридизация приводит к тому же эффекту); Рим разрушат варвары второго и третьего поколения. Дети и внуки иммигрантов – вот могильщики расы.

28. Раса не является абсолютной ценностью. Раса, как и всё прочее в истории человечества, есть явление исторически преходящее. Расы приходили и уходили. Конгломерат племён, известных как скифы, саки, сарматы и проч., возможно, был расой, от которой ныне остались только воспоминания. Раса долговечнее чем племя (этнос или «нация»), но и она не вечная.

29. Расы расположены не только в географии, но и в истории, которая предстаёт как «география времени». Преемственность современных рас по отношению к предковым порой условна и относительна. Даже если так называемый «генофонд» сохранился, фенотип мог измениться катастрофически. И не только фенотип. Посмотрите на портреты дворян и вельмож России XVIII-XIX веков и попробуйте отделаться от ощущения, что это инопланетяне (впрочем, эта порода ныне уничтожена, а портреты крестьян той же эпохи дают больше сходства с современными русскими). При этом «фаюмские портреты» и античные скульптуры оставляют ощущение родства. А ещё эндокринологи говорят, что в прошлом веке в нашей стране у людей наблюдалась иная картина гормонального фона. Другой уровень тестостерона. Другой уровень гормонов, влияющих и на внешний облик, и на эмоциональное состояние, и на стереотипы поведения! Если все эти три фактора вместе взятые не определяют расу, то что тогда определяет расу?

30. Человек меняется катастрофически быстро. Так же быстро, как меняются выводимые человеком породы кошек, собак, коров, лошадей и сорта роз. Что наводит на подозрение: человек сам постоянно выводит новые и новые породы себя. Ничего подобного мы не видим в прочей живой природе. Вряд ли дикие животные какого-либо вида, не подвергнутые воздействию искусственного отбора, на протяжении десятка поколений вносят существенные изменения в свои организмы. Человек меняет свой образ и организм за какие-то два-три поколения. Меняется средний рост, вес, объём мозга, пропорции черепа и всего тела, черты лица, уровень гормонов. В средних показателях мы редко похожи на своих прадедушек и прабабушек. Когда мы смотрим на фотографии своих родителей – мы видим себя. Когда мы смотрим на фотографии своих дедушек и бабушек – мы видим родственников. Когда мы смотрим на фотографии своих прадедушек и прабабушек, мы видим существа иной породы.

31. Сам по себе закат той или иной расы не является безусловной трагедией или катастрофой. Иногда нам нужны новые расы. Иногда нам нужны гибриды. Иногда трансформация обновляет расу и выводит на новую орбиту. Но бывает и так, что с выживанием расы связано антропологическое выживание целых народов и в них – людей и семей, вполне конкретное и физическое выживание или ликвидация. И в этом случае человек встаёт на защиту своей расы, как на защиту мира, в котором живёт он и должно жить его потомство.

32. Как правило, нет ничего плохого в гибридах. Чаще всего, они весьма полезны как действующие мосты и проходы между расами. Но мы должны помнить, что гибриды не воспроизводятся.

33. Поэтому, с одной стороны, мы можем не бояться, что гибриды разрушат нашу расу: бороться с ними не надо, они сами собой исчезнут во втором поколении.

34. С другой стороны, если мы не прилагаем сознательных усилий по интеграции, то мы должны быть готовы к тому, что во втором поколении дети гибридов «вернутся к африканским истокам» и мы получим массы людей, имеющих паспорта нашей расы, права нашей расы, имена нашей расы, но ощущающие себя внутренне чужими, принадлежащими к другой расе и к другому миру. Знаем ли мы, что с этим делать?

35. Что мы смогли сделать с полноправными «советскими гражданами», которые вдруг оказались непримиримыми украинскими, киргизскими, таджикскими, чеченскими и прочими националистами и сепаратистами и стали выгонять и уничтожать русское население, как представителей чужого для них племени или даже чужой расы?

36. Есть ли в современной России какое-то понимание «закона мула»? Какие-то принципы и планы по интеграции? Какая-то программа действий на случай расовой и племенной вражды внутри российского общества? К сожалению, скорее всего, ничего такого нет. Поскольку власть принадлежит людям короткой воли и низких, мелочных, эгоистических амбиций.

37. Одним из следствий неверной посылки, что «все люди одинаковые, просто культуры у них разные» было распространение на весь мир опыта западной, белой европейской расы в устройстве экономики на «рыночных принципах», формирование «мирового рынка».

38. Современным антропологам более или менее понятно, что как «левые» (боровшиеся с рыночным капитализмом), так и «правые» (превозносившие рыночный капитализм как лучшее устройство экономической и социальной жизни общества) одинаково ошибались в том, что считали опыт своей расы универсальным и подходящим для всех рас во всём мире. Современные антропологи знают, что разные расы имели разные способы организации своей хозяйственной сферы и каждая раса имела тот способ, который наиболее подходит для неё одной.

39. Рыночный капитализм не является ничем универсальным. Это культурная, социальная, цивилизационная особенность, возникшая в средиземноморско-ближневосточной расе и затем распространённая на Европу, а позже на весь мир.

40. Западная раса или расы, имеющие долгий опыт адаптации «рыночного капитализма», развили в себе механизмы компенсации его негативных факторов, такие, как «демократический строй», «социальные гарантии», «благотворительность», «муниципальное управление» и прочие.

41. Опыт показывает, что капитализм, как метод максимальной интенсификации экономического развития, пересаживается на почвы других рас довольно легко, а вот механизмы компенсации не пересаживаются и не возникают сами собой (они и в Европе возникли только после многих веков бедствий).

42. Распространение капитализма среди некапиталистических рас совершенно подобно тому, как аборигенов Севера спаивали водкой. Поскольку их антропологический тип развивался без употребления спиртных напитков, их культура не знала алкоголя, в их желудках не вырабатывается фермент, быстро и безопасно расщепляющий алкоголь. Аборигены становились алкоголиками и погибали от того, что для рас, пьющих веками, просто способ получить удовольствие и приятно провести время.

43. У большинства рас человечества нет «ферментов», расщепляющих капитализм; нет опыта адаптации к рынку и механизмов компенсации негативных факторов капитализма. Поэтому рыночный капитализм для большинства населения планеты – это гибель.

44. Нельзя сказать, чтобы расы Запада этого не понимали. Скорее, понимают, именно поэтому и распространяют рыночный капитализм, как правила игры, в которой они сами заведомо выиграют, а остальные погибнут. Как скупщики пушнины понимали, что водка убивает аборигенов, но, зная это, везли им больше водки, чтобы скупить всё, что им нужно за бесценок у несчастных безумных алкоголиков.

45. В новом мире антропология становится тем же самым, чем ранее была философия, потом история, потом политическая экономия, потом психология и социология – наукой, размечающей пространство борьбы.

46. Новый Маркс мог бы озаглавить «опус магнум» не «Капитал», а «Человек», потому что ныне антропологический подход, в том числе и к политической экономии, даёт нам оружие к сопротивлению, а не экономический подход к антропологии.

47. Мы должны понять и признать то, что установлено антропологией: существуют разные человечества и нет единой системы оценок для прогресса или совершенства, так как целью для нас должно быть повышение сознательности, наполненности, гармоничности, справедливости и счастливости человеческого бытия, а также и бытия всего живого на земле, а не показатели прибыли или технические усложнения.

48. И в этой связи каждая раса может и должна защищать свой собственный образ жизни и образ мира и совершать революцию в себе и для себя, не пытаясь доминировать и навязывать свои установки другим расам, но избегая конфликтов и поддерживая принципы мирного сосуществования всех человечеств на планете Земля.


опубликовано 07. 02. 2019 на сайте Белая Индия



«PORTAL21» 
специально для посыла
«Мир, открытый для Детства»