Камал Асланов: «Лучше забудьте о нас, но не превращайте в мумии. Мы жили»

Общественное мнение делает с человеком, что хочет. Может чекиста объявить диссидентом и наоборот.
Я например каждый раз дёргаюсь, когда читаю об «уважаемом» проректоре одного из бакинских вузов, которого знал как прохвоста и мелкого воришку. Но это всё ерунда в сравнении с тем, что делает мнение с покойниками.

Ибо стоит человеку умереть и его в зависимости от требований момента или стирают из памяти напрочь или мумифицирует в том виде, в каком нужно. И это меня уже оскорбляет. Потому что противоречит жизни. Делает из живого кровоточащего существа мумию. Экспонат для музея.

Так недавно вспомнили Гюндуза Сариева моего доброго знакомого. Получился иконографический образ – русскоязычный философ-западник умер мусульманином с Кораном в руках.
Хоть вставь в рамку и вешай на стену, как пример для подражания.
А я помню Гюндуза – живого, мягкого, обворожительного, выслушивающего оппонента с доброй улыбкой на лице и… не соглашающегося. Потому что в нём всегда присутствовала неколебимая основа.
Можно назвать это консерватизмом, можно иначе. Но это была его ахиллесова пята. Прямота мышления Отсутствие гибкости. Позволительное в стабильное время, но выбивающее из колеи в эпоху перемен. Только что всё стояло на местах и вдруг разлетелось.
А Гюндуз к такому не привык.
Потому упёрся, стал искать опору. И нашёл его в том, что лежало под рукой. В исламе. Помню телевизионную передачу, где он рассказывал, как по шариату следует кормить и пеленать ребёнка. Помню другую, уже о нём самом, где человек утверждал, что безмерно счастлив.
И это было страшно. Ибо счастье как воздух, как здоровье. Его ощущаешь, когда уходит. И никакими мантрами, никакими заклинаниями и молитвами счастливым стать невозможно. Если говоришь, что счастлив, значит дело плохо.
И Гюндузу на самом деле было плохо. Его нужно было спасать. Но я тогда сам нуждался в спасении и о смерти Гюндуза узнал только в Канаде.
И вот теперь о нём вспомнили на ФБ. В связи с чем мне вдруг захотелось написать это обращение.

Милые, дорогие, хорошие!
Скоро мы все уйдём.
И к вам огромная просьба: лучше забудьте о нас, но не превращайте в мумии.
Мы жили.

29.11.2018


«PORTAL21» 
специально для посыла
«Мир, открытый для Детства»